подписаться на обновления

если вам понравился сайт, подпишитесь на обновления

27.06.2017

Сабина Рейнгольд: «Важно понимать, что Jolbors – это хорошая, но не вечная история»

Центральноазиатский фестиваль рекламы Red Jolbors  стал уже доброй ежегодной традицией. Для участников, гостей и поклонников такого ивента — это крутая возможность узнать много нового, проявить себя и пообщаться с экспертами в сфере рекламной индустрии. Но, что значит этот фестиваль для организаторов? Что происходит в закулисье и через что нужно пройти, чтобы все было идеально? Об этом нам рассказывает в эксклюзивном интервью, Сабина Рейнгольд -- сооснователь и продюсер фестиваля.
 
–  Расскажи, как начиналась история вашего фестиваля?
– История Red Jolbors не похожа на другие фестивали. Шесть лет назад мы работали вместе с Диной Масловой (редактор информационного ресурса на тот момент), обеим было скучно от монотонных будней. Хотя будни были далеко не однотипными: мы развивали информационный ресурс, а в этой сфере не соскучишься. Но нам хотелось чего-то еще. Я как-то пришла к ней и предложила сделать конференцию для маркетологов, а у нее было желание поднять вопрос о Законе «О рекламе». Мы решили позвать в организаторы еще Дашу Суходолову и профессиональное ивент-агентство Sun People. Как раз Даша, по-моему, и предложила сделать фестиваль. При этом никто из нас никогда не был на фестивалях рекламы, и мы вообще не понимали тогда, во что ввязываемся. Потом к команде присоединился Фара Кучкаров. Он, кстати, родом из Узбекистана, но уже давно работает в Москве. Фара нам и сказал, что мы делаем не совсем фестиваль, а через год мы все вместе замахнулись на центральноазиатский формат. И вот к чему это привело.
Как правило, фестивали рекламы – это коммерческие или имиджевые для какого-то агентства мероприятия. Есть команда, для которых организация фестиваля – это работа. В случае с Jolbors наша команда – это не представительство какого-то агентства или рекламной ассоциации. Более того, для нас это не бизнес – мы не зарабатываем на организации ивента. К сожалению. Я была бы счастлива, если бы организация Jolbors была моей основной деятельностью. Команда Jolbors – это группа энтузиастов, которая горит идеей развивать рынок и для которых этот фестиваль – один из любимых проектов. У нас нет офиса, мы юридически даже не зарегистрированы. Когда я объясняю это организаторам других подобных фестивалей, они очень удивляются и не понимают, как такое вообще возможно.

 

–  То есть, фестиваль – это больше хобби для вас?
–  Я не ошибусь, если скажу, что для многих из нас это самый любимый проект. Его организация – очень непростая история. Тех, кто активно вовлечен в организацию, семеро: Дина Маслова, Даша Суходолова, Фархад Кучкаров, Лена Черникова, Таля Андреева (Sun People), Яна Дремина (Sun People) и я. У каждого из нас есть основная работа, которой мы посвящаем много времени, и чаще всего это больше, чем стандартные 8 часов в день. Параллельно мы занимаемся нашим фестивалем и стараемся по максимуму вовлекаться в процесс. Как правило, это случается ночью. Тогда мы не загружены рабочими делами и можем решать фестивальные вопросы. За это время с нами случались разные истории: кто-то замуж вышел, родил детей, кто-то чуть не лишился работы из-за Jolbors, кто-то едва не развелся с мужем из-за фестиваля. Я, например, в первые годы неоднократно слышала: «Зачем тебе это надо? У тебя что нет работы? Лучше вот это бы сделала». Было очень сложно психологически. Постоянно кто-то хотел покинуть команду, просто жить и наслаждаться жизнью :). Были и слезы, и истерики, и тотальная усталость. К началу фестиваля большинство из нашей команды настолько вымотано, что мы еле держимся на ногах и плохо соображаем, что происходит вокруг. Мы просто делаем то, что нужно, чтобы фестиваль состоялся. Чаще всего гостей фестиваля мы встречаем с затяжной простудой – 2 недели до события мы практически не спим и не едим. Усложняет все еще и тот факт, что мы не можем относиться к фестивалю нейтрально: это как наш ребенок. Мы не воспринимаем организацию как работу, и так как очень любим проект, то нам сложно абстрагироваться. Например, от критики. Каждое негативное движение в сторону фестиваля воспринимается остро. Я до сих пор не могу понять, что движет нами все эти годы. Наверное, очень сильная любовь к проекту. Мне очень хочется верить, что мы делаем по-настоящему важное и полезное дело для рынка.
 
–  А какие у вас отношения внутри команды?
– Дружеские. И иногда это проблема :). У нас нет какой-то иерархии, где кто-то главный и за ним остается последнее слово. Мы принимаем решение сообща, порой это приводит к спорам и ссорам.
 
 

А что вы делаете, когда у вас категорически разное мнение по тому или иному вопросу? Как принимаете решение?
– Каждый аргументирует свою точку зрения. У нас в команде все уже устоявшиеся личности, которые добились определенных успехов, а кто-то даже высот в своей сфере. И никому не понравится, если кто-то будет перетягивать одеяло на себя в принятии решений. В такие моменты нам особенно сложно. Каждый стремится до последнего отстоять именно свою позицию. Сейчас у нас редко возникают спорные вопросы – опыт сказывается. Мы хорошо понимаем, что важнее для фестиваля, и мыслим практически в унисон. А раньше, конечно, были разные ситуации.
 
–  А как у вас складываются отношения с жюри?
– С кем-то после фестиваля мы сдружились, с кем-то советуемся по разным вопросам, которые у нас возникают. Вова Лифанов (Suprematica), например, так вдохновился, что предложил бесплатно сделать нам фирменный стиль и занимался этим где-то на отдыхе. Мы ему очень благодарны за новый образ Jolbors и за классные награды. С кем-то после фестиваля общение свелось к «лайкам» в Фейсбуке, кто-то и вовсе потерялся из виду. Я очень тепло отношусь ко всем, кто приезжает к нам в качестве жюри. Я осознаю, насколько это сложно, – «отжюрить» все работы. В прошлом году я попала в состав жюри Epica Awards и в какой-то момент «жюрения» почувствовала, что уже хочу лезть на стену и не могу смотреть все это:).
Они приезжают к нам, тратят свое время, трудятся здесь и тем самым помогают развитию рынка, ведь, помимо «жюрения», они еще читают лекции и общаются с участниками, делятся с ними советами, дают рекомендации. Пользу от этого сложно переоценить. И мы все им очень признательны за то, что они таким образом поддерживают наш фестиваль. В прошлом году у нас был потрясающий состав – каждый был вовлечен по максимуму. Например, председатель жюри Андрей Ушаков (на тот момент он работал в Leo Burnett Russia) не смог остаться на церемонию награждения, но, будучи уже дома в Москве, писал нам и интересовался, как проходит церемония, как участники реагируют на награды. Было очень приятно. Абсолютно все были настолько открыты, что с удовольствием делились рекомендациями с участниками, обсуждали их работы, рассказывали, почему одни получили награды и чего не хватило тем, кто пока награду не получил. В принципе, у нас каждый год такие представители жюри, и это очень радует.
 
–  А какой состав жюри в этом году?
– Бомбический! И это на самом деле так. Мы пока не раскрываем имен и сохраняем интригу, но уже вот-вот расскажем о тех, кто будет в этом году у нас на фестивале.

 

Были ли какие-то неприятные моменты во время организации фестиваля?
– Было неприятное событие в прошлом году на самом фестивале. Когда объявили шорт-лист, ко мне подошел один участник и заявил, что работа его команды не попала в шорт, потому что их засудили. При этом у него хватило наглости придумать совершенно омерзительную историю о том, что якобы где-то слышали, как жюри обсуждали, что «кого-то «завалят» во время «жюрения». Это такой феерический бред! Нужно совсем не отдавать себе отчет в том, какие личности в составе жюри фестиваля. Это известные рекламисты, которые добились признания у себя на рынке, которых уважают. Более того, большинство из них приезжает из России и практически не знакомо с нашим рынком и не знает, кто есть кто у нас. Зачем им кому-то специально не присуждать награду? Кстати, шорт-лист жюри определяет онлайн, и такой разговор просто не мог случится, потому что к моменту прибытия членов жюри в Бишкек, шорт-лист уже был определен. Мне было так стыдно за то, что у нас есть люди, которые способны вот так полить грязью тех, кто приезжает обучать их, помогать развиваться рынку. Я, как организатор фестиваля, держала себя в руках и потратила кучу времени, чтобы выслушать этого участника и объяснить, что такое невозможно. Но на самом деле я была в таком бешенстве. Единственное, что мне хотелось, – влепить ему пощечину.
 
 А часто ли вы сталкиваетесь с критикой?
–  Не могу сказать, что часто, но некоторые считают фестиваль бесполезным. Мне кажется, для рекламистов не совсем правильно пренебрегать профессиональными мероприятиями, где они могут послушать лекции одних из лучших профессионалов своего дела. Более того, лично пообщаться с ними. Я не знаю ни одного мероприятия, которое собирает на своей площадке таких спикеров и жюри. Нужно отдавать себе отчет в том, что Red Jolbors – это хорошая, полезная, но не вечная история. И нужно ловить момент и пользоваться случаем, пока такая возможность есть. Потому что однажды запал и энтузиазм пропадут и придет время, когда фестиваля не станет.

 

–  Как ты считаешь, чего вы достигли за эти годы организации фестиваля?
– Я думаю, основное, чего мы достигли, – это формирование сообщества рекламистов. На фестивале многие агентства со всей Центральной Азии перезнакомились друг с другом, кто-то стал сотрудничать, делать совместные проекты. Мне кажется, Jolbors – это такой проект, который объединяет рынок, вдохновляет рекламистов на то, чтобы развиваться, делать рекламу все лучше и лучше. Возможно, сейчас я сделала слишком громкое заявление, но мне хочется верить, что фестиваль действительно вдохновляет. Поэтому спешите за новой порцией вдохновения и зарядом креативной энергии! Ждем всех 16-17 сентября в Бишкеке! Уже скоро мы объявим все детали. А пока с информацией о фестивале можно ознакомиться на сайте: www.jolbors.com.
 
1421
0

Автор: Малика Реймбаева

комментарии

подписаться на обновления

если вам понравился сайт, подпишитесь на обновления

прочитайте похожее

Почему френдзона? Честные ответы ташкентских девушек

Наверное, каждый мужчина хоть раз в жизни испыты...

1002
20.01.2017
«Ножевое» равнение

Мы привыкли говорить, что где-то «там» намного л...

1166
13.02.2017
Exclusive: Black is shadow

Портрет — уникальный жанр фотографии, позволяющи...

1023
17.02.2017
Волшебная школа профессии мечты

«Хогвартс» для ивенторов открывает свои двери.  ...

846
02.03.2017
Полный фэшн: маркетинг #Надонышке

Шопинг. Как много в этом слове... Пожалуй, кажд...

780
06.03.2017
Акция этой весны: «Россия- любовь без границ»

Представительство Россотрудничества в Республике...

773
13.03.2017
Шоковый бизнес: made in Uzbekistan

Самое прекрасное время суток – это пробуждение. ...

1623
23.03.2017
Опен спейс: пространство для успешного бизнеса

Все уже давно поняли, что аромат кофе, ноутбук, ...

780
17.04.2017
Ucell планирует вести сотрудничество с малым и средним бизнесом

Алишер Хамидов, директор департамента по продвиж...

772
03.05.2017
Discover Rally Tour: старт дан!

В Ташкенте состоялся старт 12 экипажей-участнико...

1076
15.05.2017